Вячеслав Тихонов

Дмитрий Павленко , 8 декабря 2009 в 22:05

Эпоха ушла, Вячеслав Тихонов остается

по материалам "Известия"

Неделю назад Вячеслава Васильевича экстренно госпитализировали в ЦКБ, прооперировали, однако спасти не смогли. Актер, в чьей фильмографии более полусотни ролей, не сходит в эти дни с телеэкранов - в память о нем бесконечно крутятся и неустанно пересматриваются всей страной "Дело было в Пенькове", "На семи ветрах", "Белый Бим Черное ухо", "Доживем до понедельника". Вячеслав Тихонов не дожил до понедельника - его не стало в пятницу, 4 декабря, на 82-м году жизни.

Вячеслав Тихонов - "Известиям": Мужчина не должен говорить о любви и о болезнях

Сегодня мы вспоминаем фрагменты интервью, которое Вячеслав Васильевич, готовясь к своему 75-летнему юбилею, дал обозревателю "Известий" Юлии Кантор.

Одна из самых пронзительных сцен в "Семнадцати мгновениях" - встреча с женой. Ее ведь изначально не было в сценарии, ее предложили и придумали вы. Как это получилось, я имею в виду саму идею, зачем вам нужен был этот ход с "очеловечиванием" Штирлица?

Вот именно - с "очеловечиванием". Когда я читал сценарий, мне не хватало человеческого - того, что может личностно заинтересовать людей в Штирлице. Много профессионального, много психологического, много чисто разведческого, а вот такого... теплого, что ли, и при этом обязательно без всяких сантиментов - мало. К счастью, я познакомился с одним разведчиком, и он рассказал историю, которая с ним была на самом деле. Разумеется, все было в другое время и в другой стране, да и не так, как у нас в фильме... Но какие-то ассоциации у меня возникли, был какой-то импульс, и я стал думать. Сам сюжет встречи, когда все сбалансировано, когда самообладание запредельно, меня увлек. Я понимал, что это должно быть безмолвное свидание, там должны говорить только глаза. Иначе эпизод просто не нужен. Главное - глаза, только они больше, чем слова. Это нужно было представить: та женщина, которую любил, та, которая ждет, о которой ты только помнишь, она уже только образ... Я рассказал Лиозновой, и она решила попробовать эту сцену снять, не говоря пока ничего Юлиану Семенову. А потом, когда ее уже вставили в контекст фильма, Юлиан посмотрел и сказал: "Теперь, когда буду переиздавать книгу, я туда впишу встречу с женой". То есть получился обратный процесс - не из литературы на экран, а наоборот.

В вашей жизни была женщина, на которую вы смотрели так же?

Думаете, я отвечу? Мужчина не должен говорить о двух вещах - о любви и о болезнях.

Ваша первая роль в кино была военная - Володя Осьмухин из "Молодой гвардии".

Это был дипломный фильм актерско-режиссерского курса Сергея Герасимова: Сергей Бондарчук, Инна Макарова, Клара Лучко... А потом так и пошло: война для меня стала доминировать... О том, что мои главные роли - военные, мне сказала Ванга.

Вы к ней ездили в Болгарию?

Это было во время турне по соцстранам. Честно говоря, было не по себе: а вдруг она что-то такое сейчас скажет, чего я знать еще не должен или не хочу... Но пошел все-таки. Была огромная очередь к ней. Ванга долго думала и сказала: "Твоя главная роль - военная. И играть тебе все про войну дальше". Она же знать меня по "Мгновениям" не могла...

В связях с политическими партиями после КПСС вы замечены не были. А вас ведь наверняка многие хотели бы видеть в своих рядах - не было желания пробиться в вожди?

Никогда. Что до партийных, думских предложений, то, конечно, они были. И есть, причем с разных флангов. Но какой от меня там толк - у меня же другая профессия... Когда я осенью лежал в больнице с инфарктом, естественно, никого, кроме близких, ко мне не пускали. Но Жириновский прорвался. Представляете?! Уговаривал, расписывал, как хорошо быть депутатом Думы от его партии, дескать, очередные выборы не за горами. Но у меня же все-таки был инфаркт, а не сотрясение мозга...

Никита Михалков: Вячеслав Тихонов напоминал мне Марчелло Мастроянни

Появится ли Вячеслав Тихонов в продолжении "Утомленных солнцем"? Когда Котов вернется домой, его встретит там идеологический оппонент, "вечный доцент", преподаватель римского права?

Герой будет, но его теперь играет Владлен Давыдов.

Вы не предлагали Тихонову еще раз поработать вместе?

Предлагал. Хотя до того встретился с ним на вручении "Ники", и мне показалось, что работать ему уже трудно... Тем не менее мы послали Вячеславу Васильевичу сценарий. Он несколько странно отреагировал - обиделся, что роль невелика. Хотя она была не принципиально меньше, чем в первых "Утомленных...".

Вас, как режиссера, актер Тихонов заинтересовал, только когда перешел из героического в возрастное, характерное амплуа...

михалков: Да. И, надо сказать, так бывает с большими артистами - они сами боятся навсегда остаться на одних и тех же кинематографических рельсах и радостно используют шанс что-то изменить в своей актерской судьбе. Тихонов был абсолютно бесстрашен в смысле остроты характера. Всё, что угодно. Чем острее, тем лучше.

То есть за остатки благородной красоты он не цеплялся?

Ни на йоту. Даже наоборот.

А не было ли вообще противоречия между большинством киногероев Тихонова и его собственной природой? Чем в более твердокаменную оболочку его заключали, тем явственнее проступала изнутри мягкость, чтобы не сказать - слабость...

Абсолютно точно. Мне тоже казалось, что он был человеком слабым. Может быть, поэтому его внешность доводили до такого позитивно-гармонично-плакатного образца. И, надо отдать ему должное, он, будучи по жизни, на мой взгляд, скорее, упрямым, нежели сильным, достаточно убедительно играл сильных героев. Я же, приглашая Вячеслава Васильевича в "Утомленные солнцем", исходил именно из его мягкости. Мне нужен был странный, милый, наивный хитрован.

Так наивный или хитрован?

А вот как раз и то, и другое. Человек, чьи хитрости безвредны и очевидны. "Что-то стало прохладно, боюсь простудиться. Налейте-ка мне коньячку"...

Как бы вы определили актерскую школу Тихонова?

Он напоминал мне Андрея Попова - Захара в моем "Обломове". Они к разным поколениям принадлежали, но школа - та, старая - была одна. Когда роль переписана от руки в отдельную тетрадочку, разными чернилами. Когда человек приходит на площадку, и все подтягиваются, хотя с его стороны нет ни малейших поползновений придавить авторитетом, тем более - покапризничать. Школа самоедства, если хотите. "Давай еще раз попробуем... А что, если мы вот так повернем...". Тихонов все ловил на лету, в этом отношении он напоминал мне Марчелло Мастроянни.

Многие говорят, что на съемочной площадке Вячеслав Васильевич был человеком необщительным.

Я этого не заметил. У нас он и рассказывал что-то, и хохотал. Другое дело, не выходил за определенный круг, не демонстрировал свою общительность людям, которые пришли сниматься в массовке, или любопытствующим за забором.

Как сложились у него отношения с Надей?

Такого старческого, дедовского "ути-пути" не было. А в работе отношения у них замечательно складывались. Она по роли всячески над ним измывалась, тормошила, волосы ерошила, заставляла в горн трубить, и он, по-моему, не только как персонаж, но и как человек с удовольствием это принимал.

Вы близко общались с Нонной Мордюковой. Бывало, что она резко отзывалась о своем первом муже?

Никогда. Она была по отношению к Тихонову сдержанно-иронична. Не любила распространяться на эту тему, но обида в ней жила - я это чувствовал. Между ними, думаю, существовала и актерская ревность: Тихонов - любимец, обласкан, по палитре ролей более именит - играл классику, Мордюковой с этим меньше повезло. Но главное, конечно, - она не могла простить ему сына. Не смерть сына - мы с Нонной работали еще до трагедии, - но какую-то оставленность. Считала, видимо, что Вячеслав Васильевич перед сыном не прав...

ПРОЩАНИЕ

Владимир Тихонов, внук, актер: Дед не одобрил раскрашенного Штирлица

Своего деда я помню с трехлетнего возраста. Потом мы какое-то время не виделись, а затем, когда дедушка жил в Павловском Посаде, мы с мамой к нему приезжали и очень тепло общались. Конечно, он повлиял на мой выбор профессии. Я решил продолжать актерскую династию и в прошлом году закончил РАТИ, факультет музыкального театра. Хотелось быть не просто актером, а актером, умеющим хорошо петь. Мне, кстати, очень нравилось, как пел дед в фильмах, - он не давил на голос, был удивительно музыкален и, самое главное, всегда пел с душой - словом, так, как надо.

Из его фильмов мой самый любимый - "Белый Бим Черное ухо", у него там пронзительная роль. Ну и, естественно, "Семнадцать мгновений весны". Дедушка всегда радовался, что время идет, а фильм по-прежнему любим миллионами зрителей, но к такому средству популяризировать картину, как недавняя колоризация, отнесся, скорее, отрицательно. Не одобрил раскрашенного Штирлица. Я его понимаю - задумка была черно-белая, игра актеров отлично "просматривалась". В цветном виде фильм стал более современным, но каким-то пустым...

Последний раз мы с дедом виделись на юбилейном вечере в честь его 80-летия. Я пел для него романс "В минуту жизни трудную" Петра Булахова. Он растрогался. Потом мы разговаривали по телефону: он радовался, что я заканчиваю учебу, получаю диплом. В РАТИ я, кстати, поступил не с первого раза, и дед не стал мне помогать. Сказал, что, когда поступал во ВГИК, не надеялся ни на кого и сам добивался поставленной цели. Меня всегда восхищали его целеустремленность, скромность, независимость, нежелание, что называется, подлизываться к сильным мира сего. Я стараюсь быть на него похожим.

Дмитрий Астрахан, режиссер ("Зал ожидания", 1998): Мало снимался, потому что планка была высока

Персонаж Вячеслава Тихонова - директор детского дома - был отдельной фигурой в нашем фильме. Он не принимал новое время, конфликтовал с ним. Приглашая Вячеслава Васильевича на эту роль, мы со сценаристом Олегом Даниловым прежде всего имели в виду учителя истории Илью Мельникова из картины "Доживем до понедельника". Нам хотелось, чтобы наш Михаил Борисович был таким же благородным, думающим, живущим не ради материальных ценностей. Тихонову тема преемственности персонажей понравилась.

В жизни он был тихим, скромным человеком. Сегодня многие, еще не успев стать крупными величинами, уже спешат предъявлять свои требования - машина определенной марки, кофе в отдельную гримерку и так далее. Вячеслав Васильевич прежде всего предъявлял требования к себе - надо тратиться, не жалеть себя в работе.

Сергей Урсуляк, режиссер ("Сочинение ко Дню Победы", 1998): За внешней недоступностью прятался ранимый человек

Вячеслав Васильевич очень осторожно выбирал сценарии, и мне перед запуском "Сочинения..." понадобилась рекомендация его ближайшего друга - Станислава Ростоцкого. Ему он поверил, но все равно при первой нашей встрече сказал, что обидно было бы разменяться на пятаки. Дополнительной рекомендацией стали имена будущих партнеров - Олега Ефремова и Михаила Ульянова.

Перед съемками я подходил к их актерскому вагончику и всегда видел такую сцену: Ефремов и Ульянов бурно обсуждают пути развития отечественного театра, а Тихонов в это время снаружи ходит вокруг и повторяет текст. Он держался чуть особняком, но это было не от высокомерия, а от погруженности в свой образ.

Что касается фильма "Исаев", мы не стремились искусственно воссоздать молодого Тихонова. Но не учитывать канонический образ из "Семнадцати мгновений весны", конечно, было бы неправильно. Исаев не мог вдруг оказаться курносым блондином. Отсюда и выбор Данилы Страхова. Большинство согласилось, что из такого Исаева действительно мог вырасти Штирлиц с обликом Тихонова.

Ольга Остроумова, актриса ("Доживем до понедельника", 1968): У него не было никаких актерских "штучек"

Я не могу назвать то, что происходило на "Доживем до понедельника", совместной работой. Мы сидели в "классе", слушали, он играл. Но для меня, да и для всех нас - тогда студентов театральных вузов, это стало настоящей, серьезной школой. То, как этот человек вел себя на площадке, вот это был настоящий мастер-класс. Никакой звездности. Никаких актерских "штучек". Если надо работать больше, смена затягивается - значит, будет работать. Очень четко выполнял все указания режиссера. Лишь однажды у них с Ростоцким на моих глазах развернулась дискуссия. Была сцена, когда учитель, герой Тихонова, рассказывает нам о лейтенанте Шмидте и о его значении для русской истории. И вот тут они со Станиславом Ростоцким схлестнулись - но не по поводу роли! Между ними разгорелся диспут о личности лейтенанта Шмидта. Я не помню сейчас, в чем была суть разногласий. И не помню, удалось ли им убедить друг друга. Помню только, что тогда я впервые поняла: актер не должен быть марионеткой, просто исполняющей чужие команды на площадке. Он должен быть личностью - с образованием, со своим мировоззрением, вот тогда это настоящий актер.

Олег Табаков: Он скрывал на пальцах наколку "Слава"

Вы познакомились с Вячеславом Тихоновым задолго до "Семнадцати мгновений весны" - еще на "Войне и мире"...

Если говорить о нашем актерском контакте - он был минимален. Скорее, от нашей совместной работы у меня сохранились впечатления зрителя. Одного из миллионов, кому Вячеслав Васильевич был дорог.

На площадке у Лиозновой сошлись равновеликие звезды. В фильме несколько бенефисных ролей. Несколько персонажей, помимо Штирлица, которых публика впоследствии полюбила, невзирая на то что фашисты... Ваш Шелленберг - безусловно, из их числа. Было на площадке соперничество: кто ярче? Вы ревновали будущих зрителей к Штирлицу?

У меня лично ревности не было. Видите ли, я еще в школе учился, а Слава Тихонов уже дебютировал в "Молодой гвардии". Пусть не в главной роли, но мне запомнился именно он. И с тех пор я нес в себе не то чтобы почитание или трепет - эти чувства мне свойственны только по отношению к учителям, но - особую нежность к Тихонову. Или признательность - вот самое точное слово.

Ваш взгляд - "цеховой", и этим важен. Что ценили в Тихонове коллеги с точки зрения актерской профессии?

Удивляла череда его работ. Он попадал на какую-то урожайную ниву - "Дело было в Пенькове", например. Ну, вот и играй дальше этих парней, которых так много на улицах Саратова. И будут тебе и деньги, и почет. Тихонов, однако, настойчиво разрушал стереотип, стремясь к познанию профессии. Отстаивал свои недюжинные возможности. До мелочей. Взять хотя бы ту скрупулезную последовательность, с которой он скрывал на пальцах наколку "Слава"...

Стеснялся себя прошлого?

Не думаю. Просто хотел соответствовать разным ролям. У князя Андрея наколки быть не могло.

Вам не казалось, что самых мужественных своих героев Тихонов скорее изображал внешне, нежели играл?

Мне - нет. Такое не имитируется. Выражение глаз Тихонова - князя Андрея, когда он едет по дубовой аллее с Пьером, и выражение глаз Тихонова - Штирлица, когда он, усталый, пережидает последние минуты, прежде чем вернуться в Берлин, - это глаза разных людей. Не думаю, что он добивался подобного эффекта чисто техническими приемами. Нет, он чувствовал изнутри: это - так, а это - вот так.

Принято считать, что актеры редко бывают умны...

Про Тихонова такое мог бы сказать только неглубокий человек. Меня воодушевляла его мудрость последних лет. Я видел два его последних больших телеинтервью. Обычно мы, актеры, словоблудим, интересничаем. А он просто и хорошо, без суеты, без саморекламы говорил о профессии, о том, сколь она нелегка. Он был умен, добр и интеллигентен. Не аристократичен, но доброжелателен и внимателен к людям - это я отметил еще на съемках "Семнадцати мгновений...".

У вас довольно-таки рано возникли амбиции выйти за пределы лицедейства. А у Вячеслава Тихонова типично актерская судьба.

Да, точно. Есть такое выражение - "положить жизнь за други своя". Вот Тихонов положил свою жизнь на алтарь профессии. Многие видели первый план, успешность и ничего дальше этой успешности не понимали. А жизнь у Тихонова была трагическая.

Светлана Наборщикова, Вита Рамм, Лариса Юсипова, Елена Ямпольская

Фильмы, клипы, кинокартины, Вячеслав Тихонов, Никита Михалков, Нонна Мордюкова, Дмитрий Астрахан, Сергей Урсуляк, Ольга Остроумова, Олег Табаков

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю