Кэтрин Бигелоу (Kathryn Bigelow)

режиссер фильма "Повелитель Бури"

Руслан Павленко , 30 марта 2010 в 15:41

Фильм «Повелитель бури» - «философский боевик» о том, как людям нравится воевать. Интервью с режиссером Кэтрин Бигелоу

Отмеченный премией Оскар фильм «Повелитель бури» выводит жанр фильма о войне на качественно новый уровень, - пишет в журнале "ТОП-10" Алексей Радинский.

Военная тематика всегда была одним из главных двигателей прогресса американского кино. Побочным эффектом каждой из воен с участием США было появление на экранах очередной волны новаторских фильмов, менявших облик кинематографа. Достаточно вспомнить «Военно-полевой госпиталь» Роберта Олтмена о войне в Корее, «Таксист» Мартина Скорсезе и «Охотник на оленей» Майкла Чимино, рассказывающие о последствиях «вьетнамского синдрома». До сих пор война в Ираке была в основном представлена на экране фильмами о психологических трудностях солдат, вернувшихся домой («В долине Элая» Пола Хаггиса, «Снова в строй» Кимберли Пирс). Единственным исключением был провальный фильм Браяна де Пальмы «Без цензуры» об убийстве иракской девочки американскими солдатами-отморозками. Появление «Повелителя бури» Кэтрин Бигелоу (известной нашему зрителю по культовому фильму «На гребне волны») свидетельствует, что американское кино наконец нашло способ отобразить на экране травматичный опыт войны в Ираке.

В центре событий фильма − элитный отряд саперов, курсирующий по напичканному взрывчаткой Багдаду. В этом городе в каждом мусорном баке притаилась бомба, а любой мобильный телефон в руке местного жителя может привести эту бомбу в действие. После гибели одного из саперов в отряде появляется новый сержант, который сразу обескураживает коллег своими неординарными методами. Этот сапер не боится ни бога, ни шахида: обезвреживая бомбу, он ведет себя так, будто чинит кухонный тостер, а в ответ на нервные замечания прикрывающих его сослуживцев может запросто сорвать с головы саперный шлем, отрезав себя от связи с прикрытием. Однако даже его пуленепробиваемая психика дает сбой, когда отряд сталкивается с новыми методами минирования, используемыми иракским сопротивлением.

Просмотр «Повелителя бури» − это, в первую очередь, телесный, тактильный опыт, после которого «Аватар», снятый бывшим мужем Кэтрин Бигелоу, кажется устаревшим громоздким аттракционом. Благодаря виртуозной постановке (Бигелоу стала первой в истории женщиной, получившей «Оскара» за режиссерскую работу) зритель физически ощущает на себе тяжесть неповоротливого защитного костюма, в котором сапер отправляется на очередную миссию. Динамичный монтаж, также отмеченный «Оскаром», вбрасывает зрителя в самую гущу событий, не давая ни секунды на передышку. Атмосфера уличной войны в Багдаде воссоздана с убийственной правдоподобностью («Оскар» за лучший монтаж звука), а герои фильма, сценарист которого специально провел несколько недель с саперным отрядом в Ираке (в результате получив «Оскар» за лучший сценарий), удивительно похожи на реальных солдат, снятых скрытой камерой. «Повелитель бури» − настолько необычное зрелище, что критики были вынуждены придумать для него новое жанровое обозначение, «философский боевик». Судя по успеху фильма, у этого жанра большое будущее.

Чтобы лучше понять фильм, мы приводим и прямую речь режиссера фильма "Повелитель Бури"- Кэтрин Бигелоу.

Kathryn Bigelow: «Я хочу, чтобы, выходя из кинотеатра, зритель стряхивал песок со своих штанов»

Кэтрин Бигелоу − одна из лучших живущих ныне создательниц фильмов «мужского» жанра, работающая в традиции великих «крутых парней», вроде Говарда Хоукса, Дона Сигела и Сэмюэля Фуллера. Это может показаться несколько странным, ведь Бигелоу − красивая, элегантная и очень интеллигентная 57-летняя женщина − получила художественное образование в Институте искусств Сан-Франциско по специальности «живопись». Она совсем непохожа на своих дымящих сигарами предшественников. Когда я спросил ее об этом парадоксе в 2002 году, она ответила с некоторым замешательством: «Почему женщине хочется снимать мускулистые фильмы в жанре экшн? А почему бы и нет?»

Новейший фильм Бигелоу основан на наблюдениях и интервью журналиста Марка Боула, который провел долгое время в Ираке в качестве военного репортера, приписанного к подразделению саперов американских инженерных войск в Багдаде. Это фильм, представляющий «здесь и сейчас» войны в Ираке, но он не делает громких заявлений об ужасе и тщетности этой войны. Этот фильм не о политике или политиках, женах или семьях, повстанцах или мирных жителях. Скорее, это фильм, утверждающий: да, война − это ад, но этот ад не лишен своих удовольствий.

Как вам удалось так точно воссоздать атмосферу боевых действий?

Это связано с тем, что Марк Боул побывал в гуще событий. Я хотела сохранить все его наблюдения, его опыт, его страхи, которые он испытывал каждый день. Я поняла, что некоторые из парней, описанных Марком, получали настоящее удовольствие от того, что они делали. Это дало возможность посмотреть на войну с непривычной точки зрения. Когда Марк ехал в свою командировку, он представлял себе встречу с разочарованными, раздраженными солдатами − образ, знакомый со времен Вьетнамской войны. Но ему повстречалось немало людей, которые были там по собственной воле. И некоторым это очень даже нравилось! Марк был удивлен и шокирован. Он говорит о том, что боевые действия притягивают.

Основное отличие между вашим и другими фильмами об Ираке − ты чувствуешь, будто побывал там.

Это именно то отличие, которое я хотела подчеркнуть. Другие фильмы об Ираке практически не показывают боевых действий. Поскольку я располагала наблюдениями из первых рук, это дало мне возможность, образно говоря, усадить зрителя в военный «Хаммер». Я хочу, чтобы, выходя из кинотеатра, зритель стряхивал песок со своих штанов. Со зрителем должно происходить телесное, сырое, непосредственное погружение в рабочий день саперного отряда. Ты смотришь на происходящее с перспективы солдата, который не знает, не передает ли тот парень на балконе третьего этажа твои координаты для снайперского выстрела. Эти люди выезжают на задание по десять, двенадцать, пятнадцать раз в день. Они работают двое суток, сутки отдыхают и снова двое суток работают. Это так опасно. Кроме Марка, там побывал всего один или двое журналистов. Его пустили только потому, что он писал для «Плейбоя».

Почему вы выбрали для съемок именно Иорданию?

Если бы я могла, я поехала бы в Багдад. Но даже для съемок в Иордании трудно было найти желающих, а в Багдад со мной просто никто бы не поехал. Сначала я выбрала Марокко, но эта страна не выдержала конкуренции с Иорданией. Архитектура там идеальная, можно было снимать на 360 градусов. Еще одна удача, которую я не ожидала − это беженцы. В Иордании были сотни тысяч беженцев из Ирака, многие из них были актерами, потому что перед американским вторжением в Ираке процветало художественное сообщество. Все участники массовки и все местные персонажи сыграны людьми из Ирака.

Иордания настолько близка к военной зоне, насколько это возможно. В какой-то момент мой оператор Барри Экройд и я оказались в пяти километрах от границы с Ираком, и я сказала: «Давай перейдем на ту сторону, потом сможем сказать, что снимали в Ираке». Он ответил, что вокруг слишком много снайперов. Нам не могли гарантировать безопасность. Зато королевская семья Иордании очень помогала нам в работе над фильмом. Там есть киношкола, и я пригласила студентов на практику во время съемок. Это место оказалось очень гостеприимным для всех нас. Даже когда мы въезжали в густонаселенный район на наших «Хаммерах», с актерами в форме американских солдат с крупнокалиберным оружием в руках, местное население было настроено доброжелательно, хотя и было очень заинтриговано. Мне очень понравилось снимать там.

Кадр из фильма "Повелитель Бури"

Кадр из фильма "Повелитель Бури"

Кэтрин Бигелоу в Иордании на сьемках "Повелитель Бури"

 Кэтрин Бигелоу в Иордании на сьемках "Повелитель Бури"
Фото звезд и знаменитостей, Фильмы, клипы, кинокартины, Кинопремьеры, новые фильмы, Кэтрин Бигелоу (Kathryn Bigelow)

Комментарии

Загрузка...
Интер - программа на неделю